ричмонд.
патетика,
стоило нам с ней немного повздорить,
как она пулей уносилась на кухню.
она всегда мыла посуду, когда нервничала.
грязную, чистую - это не имело ни малейшего значения.
вилки, ложки, ножи, поварежки;
пластик, стекло, фарфор -
все летело в одну кучу,
которую она систематизированно перемывала.

через час она возвращалась,
немного растрепанная, но потрясающе спокойная,
садилась напротив меня и будничным тоном говорила:
- дорогой, ты, безусловно, был прав. и еще..
я опять разбала нашу любимую голубу тарелку с иероглифами.

и, тогда, я, определенно, начинал ее любить.